19:41 

dromoman
Через пару дней после выписки Ш. Зав зашел в ординаторскую и стал рассуждать вслух на тему «дожмет ли он Ш. или нет». Ш. - дефектный шизофреник, причем дефект психопатоподобный. Зараза редкостная, бреда и галлюцинаций там не было уже давным давно. На настоящий момент основная проблема заключает в том, что он всеми правдами и неправдами умудряется добыть циклодол либо акинетон, которыми и злоупотребляет, попутно измываясь над престарелой матерью, которая еще пытается дать ему отпор. Промежутки между госпитализациями максимум 1,5 месяца. У Зава на этот счет своя методика: если больной возвращается в отделение слишком рано, то лечится он дольше на... (неделю, месяц, по необходимости). На некоторых действует. Это предыстория... Так вот, после вопроса Зава на моем лице, по-видимому, отразилось все, что я думаю. Потому что Зав рассмеялся и сказал, что в моем взгляде очень ярко выразилось снисходительное сочувствие. В связи с эти возникло несколько мыслей.
Лет пять назад, когда я только навострила лыжи в психиатрию, один человек сказал мне: «Запомните раз и навсегда: у шизофреников нет личности, и не верьте никому, кто скажет обратное». Сказанное что-то в такой директивной форме, я запоминаю, тем более, что убедилась в справедливости этого высказывания, по крайней мере, в большинстве случаев, и однозначно, в отношении длительно болеющих дефектных больных. Так вот встает вопрос. Подобная метода может сработать на человеке, который не хочет попадать в больницу, а какой в ней смысл для человека, которому по большому счету все равно (кричать он при этом может, что угодно, суть не меняется). Разве что родным дать отдохнуть, что тоже важно.
Потом возникла вторая отвлеченная мысль. Психиатрия — отрасль, в которой очень выражено доминирование врача над пациентом, врач вынужден доминировать, вести, тащить упирающегося больного, при необходимости ограждать общество от него и его от общества (кто кому наносит больший вред — вопрос индивидуальный). Пожалуй, более выражена эта позиция врача по отношению к больному только в педиатрии. Понятно, что все это на благо больного, по крайней мере с благими намерениями, и в большинстве случаев это оправдано. Но почему люди становятся психиатрами и почему удерживаются в психиатрии надолго? И мне впервые (!) пришло в голову, что если не кривить душой, то всем психиатрам (я не имею виду садистов, которые пришли в специальность, чтобы удовлетворять эти свои влечения) в той или иной степени свойственно желание властвовать и доминировать. Не только врачам, но и сестрам. Это необходимо, чтобы успешно выполнять работу и сохранить себя в этой работе. Мне кажется, что это тот случай, когда возникает сродство личности и профессии. Врач получает возможность в социально приемлемой (и даже полезной) форме реализовывать потребность во власти, не тиранить родных дома, не сутяжничать, а вот так. Даже если врач и слишком жесток, все таки, распределить свои усилия между 30 больными или двумя-тремя домашними — разница-то есть, кому больше достанется. Получается, что и во мне это тоже есть. А где грань, что можно делать и что нельзя? Я не в восторге от своей работы, но во что в таком случае я превращусь без нее?

URL
   

Delirium red

главная